Select your Top Menu from wp menus

Кто станет конкурентом России на газовом рынке ЕС?

Москва, 23 октября — «Вести.Экономика» Европа окружена государствами с богатыми энергетическими ресурсами, однако поставки из этих стран не всегда бывают надежными. Россию регулярно обвиняют в том, что власти страны используют энергию в качестве оружия. Однако крупные газовые месторождения в Восточном Средиземноморье могут снизить зависимость от российского газа.
Открытие газового месторождения Тамар у побережья Израиля в 2009 году привлекло инвесторов в энергетический сектор. Через 9 лет компании стекаются в этот регион после ряда открытий в территориальных водах Израиля, Кипра и Египта. Более крупные месторождения в бассейне Леванта Средиземного моря, такие как газовое месторождение Левиафан в 2010 году и Зохр в 2015 году, могут изменить стратегическое значение региона.
Турция стремится стать энергетическим центром

Немногие страны в мире географически расположены настолько удачно как Турция. Страна служит мостом между Востоком и Западом. Поэтому во время Холодной войны Анкара оставалась незаменимым членом НАТО. В последнее время у Турции есть стремление стать энергетическим центром для ближневосточной и каспийской энергетики. Анкара добилась неоднозначных успехов в привлечении инвесторов и сохранении политической стабильности.

После значительных открытий Израиля, Турция в рамках инициативы, получившей поддержку США, представлялась энергетическим центром. Наземный трубопровод является самым дешевым вариантом транспортировки газа из Средиземного моря в Европу, тем не менее, строительство на фоне политических событий было остановлено. Усилия президента Эрдогана по публичному осуждению Израиля заставили Иерусалим искать другие варианты. Были разрушены и отношения с Европой, которая зависит от Турции как транзитной страны.

Египет как региональный газовый центр
В Египте третьи по величине запасы газа в Африке. Поэтому его отрасль СПГ, ориентированная на экспорт, появилась в 2004 году, но была закрыта в середине 2013 года из-за нехватки ресурсов. Рост внутреннего рынка требовал все больших объемов, что было возможно только за счет экспорта. Египет начал импортировать СПГ. Однако открытие огромного газового месторождения Зохр, крупнейшего в Восточном Средиземноморье, в корне изменило всю ситуацию. Египет импортировал последнюю партию СПГ в сентябре 2018 года.
Хотя отношения между Египтом и Израилем сложно назвать нормальными, частные компании смогли заключить сделку. Начиная с первого квартала 2019 года, в течение 10 лет будет поставлено 64 млрд кубометров газа стоимостью $10 млрд. Соглашение вызвало разногласия в Египте, который до недавнего времени экспортировал в Израиль. Однако, после заключения этого соглашения, Каир близок к тому, чтобы стать энергетическим центром.

Еще одним важным шагом стало недавнее подписание еще одного соглашения, на этот раз с Никозией по прокладыванию подводного трубопровода с газового месторождения Афродита на Кипре. Кипрский газ будет транспортироваться на 400 миль (645 км) на юг вплоть до объектов СПГ в Египте. Непростые отношения с северными соседями Никозии делают маловероятным прокладывание трубопровода на севере.

Каир действовал прагматично в том, что касается его отношений с соседями, такими как Израиль, пользуясь преимуществами ограниченного количества вариантов экспорта газа. Очевидным победителем в этом контексте оставался Египет и его сфера СПГ. Его шансы стать региональным энергетическим центром, сместив с этих позиций Турцию, значительно возросли.

Турция надеется на удачу
Анкара решительно выступает против эксплуатации газовых ресурсов в исключительной экономической зоне Республики Кипр, если не будет соглашения об обмене с турецкими жителями Северного Кипра. Турецкий военно-морской флот не позволил кораблям итальянской Eni провести разведочное бурение у берегов Республики Кипр.

Надеясь на удачу, Анкара создала проект по поиску газа в исключительной экономической зоне Турецкой Республики Северного Кипра (TRNC), который признан только Турцией. Заместитель премьер-министра и министр иностранных дел TRNC Кудрет Озерсай заявил о желании превратить TRNC в энергетический центр. Однако маловероятно, что инвесторы будут готовы принять участие по политическим и юридическим причинам.

Правовое положение TRNC — препятствие для любого крупного решения, включая долгосрочные обязательства стоимостью миллиарды долларов. С международной точки зрения, регион де-юре остается частью Республики Кипр, несмотря на отсутствие контроля над регионом. TRNC не входит в ВТО.

Крупные инвестиции нуждаются в солидной юридической и политической поддержке компаний. Нынешняя экономическая ситуация в Турции делает ее зависимой от иностранных денег. Однако жесткие правила могут помешать некоторым международным банкам выдавать в кредит необходимые средства.

Бассейн Восточного Средиземноморья сулит высокие награды, но не менее высоки и риски. Турция потенциально является единственной страной, которая не получает прибыли от газовых ресурсов, поэтому Анкара решительно добивается того, что она считает своей долей по праву. Однако она сталкивается с единым фронтом других прибрежных государств Восточного Средиземноморья. Поэтому маловероятно, что Турция сможет получить такую же прибыль как Кипр, Египет или Израиль.

Let’s block ads! (Why?)

About The Author

Related posts