Select your Top Menu from wp menus

Санкции против Ирана — это бизнес для США

Москва, 28 сентября — «Вести.Экономика» Отношения между администрацией Трампа и Тегераном ухудшаются, поэтому режим может столкнуться с наиболее серьезными проблемами.
Несомненно, это непростые времена для правящего режима Ирана. Сначала атака на военный парад в юго-западном городе Ахваз, самый тяжелый теракт в Иране за последние 10 лет.

Затем президент США Дональд Трамп, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, провел бескомпромиссную атаку против поведения Ирана, осудив режим, назвав его «ведущим спонсором терроризма», обвинив в негативном влиянии на регион и предоставлении лживой информации об истинной степени своей ядерной активности.

Предложение президента Ирана о переговорах по ядерной программе дальновидно и конструктивно, уверен глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев. Он отметил, что речь Хасана Роухани была направлена на поиск решений.

Аятоллы не раз сталкивались с резкой критикой со стороны американского президента. Американские президенты, начиная с Джимми Картера, за исключением Барака Обамы, часто занимали жесткую позицию против поведения Тегерана. Кульминацией этого стало отношение администрации Джорджа Буша, которая назвала Иран частью «оси зла», наряду с Ираком и Северной Кореей.

Ирак был исключен из этого списка после свержения Саддама Хусейна в 2003 году. Северную Корею, похоже, ждет тоже самое после чрезвычайного саммита между Трампом и северокорейским диктатором Ким Чен Ыном в Сингапуре этим летом.

Но Иран, несмотря на все усилия ведущих мировых держав по налаживанию более конструктивных отношений с Тегераном, все также остается в категории стран-изгоев — по крайней мере, со стороны Белого дома. Обычно аятоллы, сталкиваясь с такой резкой критикой, либо игнорируют ее, либо утверждают, что это часть американского заговора, который должен помешать исламской революции.

Надо заметить, что президент Ирана Рухани, когда подошла его очередь выступить в ООН, обвинил Вашингтон в разжигании «экономического терроризма» после решения ввести экономические санкции.

Но если естественный инстинкт режима будет заключаться в том, чтобы перетерпеть недавнее ухудшение отношений между Тегераном и Вашингтоном, иранское руководство также хорошо понимает, что на этот раз Вашингтону важен, в первую очередь, бизнес и что режим может столкнуться с самой серьезной проблемой, начиная с революции 1979 года.

Атака Ахваза произошла после девяти месяцев общенациональных антиправительственных протестов. Первоочередной задачей протестующих было поднять вопрос тяжелого состояния иранской экономики, особенно на фоне резкого краха стоимости риала. Но демонстранты выразили гнев по поводу желания правительства тратить огромные суммы на зарубежные военные авантюры, а не вкладывать средства в развитие экономического благополучия собственных граждан.

Более того, экономическое давление на режим, скорее всего, возрастет, поскольку США усиливают режим санкций против Ирана и оказывают давление на своих европейских союзников, угрожая принять меры против тех, кто продолжает вести бизнес в Тегеране.

Но возможно Иран продолжит вмешиваться в дела соседних арабских государств, аятоллы которых в наиболее уязвимом положении, поскольку администрация Трампа стремится сдержать разрушительные действия Корпуса стражей исламской революции.

Совет по государственной безопасности, консультирующий Трампа, занимает, скорее всего, самую ястребиную позицию современности. Более того, министр обороны Джеймс Маттис и госсекретарь Майк Помпео имеют опыт работы с Ираном во время работы в вооруженных силах и ЦРУ.

Приоритет администрации состоит в том, чтобы не допустить дальнейшего развития Ирана в обширной военной сети, созданной на Ближнем Востоке в последние годы.

Важным моментом в решении администрации Трампа сосредоточиться на Иране стало понимание того, что участие Тегерана в таких странах как Ирак, Сирия и Йемен оказывает дестабилизирующее воздействие на регион. И если это не остановить, региональная напряженность может усилиться.

Решение России о модернизации противоракетной обороны в Сирии напрямую связано с попытками Ирана укрепить военное присутствие в стране. Это российский ответ на сбитый российский самолет сирийскими ПВО, которые изначально нацеливались на израильские военные самолеты, атакующие иранский ракетный комплекс.

Следовательно, если израильские военные самолеты начнут дальнейшие атаки по иранским целям в Сирии, они столкнутся с тем, что их собьет российская сторона, а это приведет к серьезным последствиям за пределами Ближнего Востока.

Аналогичная ситуация в Йемене, где Иран отлично сумел переложить большую часть вины за гуманитарную катастрофу в стране на коалицию, возглавляемую Саудовской Аравией. Эту информацию легко восприняли такие медиа как BBC, полностью игнорируя тот факт, что, в первую очередь, именно Иран разжег конфликт, поддерживая повстанцев хути, чтобы свергнуть демократически избранное правительство страны. Он также поддерживает конфликт, регулярно поставляя оружие, включая ракетные системы, используемые для нападений на Саудовскую Аравию.

Учитывая близость Йемена к одному из главных судоходных путей в мире, дальнейшее развитие военных действий может привести к серьезному нарушению в мировой торговле.

Администрация Трампа не готова смириться с таким уровнем разрушительности со стороны Ирана, тем более что большая часть его направлена против ключевых американских союзников в Персидском заливе. У аятолл теперь есть 2 варианта: либо они снизят военное вмешательство в арабском мире, либо столкнутся с последствиями гнева Вашингтона.

Let’s block ads! (Why?)

About The Author

Related posts